9.2

Политические процессы в государствах
Латинской Америки

Автор лекции
Виктория Анатольевна Корочкина
доцент, кандидат политических наук
«Большая Латинская Америка»
Латинскую Америку относят, по-прежнему, к третьему миру, к миру Юга, т.е. к наиболее бедным регионам мира. Но этот регион имеет неплохую динамику развития и понимание того, что текущий ХХI в. будет веком цивилизаций и региональных объединений. И тенденции в развитии стран Латинской Америки позволяют говорить о запуске геополитического проекта «Большая Латинская Америка», который оформит культурно-цивилизационную матрицу нового глобального игрока на мировой арене.

Если С. Хантингтон считает, что мировые цивилизации считаются зрелыми, если в их составе присутствует явно выраженный лидер. То другие сторонники цивилизационной теории к признакам цивилизаций относят самобытность культуры, религию, близость языка, собственное миропонимание (мировоззрение), цивилизационную идеологию, готовность народов, образующих цивилизационное начало, действовать в едином поле интересов. Все это в Латинской Америке в наличии. Общепризнанный лидер – Бразилия. Объединяет страны региона близкие культуры, язык, идеология боливарианского социализма, многополярное видение мира, нарастающий антиамериканизм.
Интеграционные побъединения
траны региона участвуют в интеграционных проектах (НАФТА, МЕРКОСУР), большинство из них связаны соглашениями с США, как партнеры. Латиноамериканские специалисты прогнозируют на территории Венесуэлы, Эквадора, Бразилии и Боливии самые крупные в мире месторождения углеводородов.

Отметим возможность продуктивного сотрудничества России с двумя крупными экономическими объединениями – НАФТА и МЕРКОСУР. НАФТА – Североамериканская ассоциация свободной торговли создана в 1992 г. В нее вошли США, Канада и Мексика. Предполагалось, что к 2005 г. в нее войдут все страны континента от Аляски до Огненной Земли, но у стран-участниц проекта оказались слишком «разные весовые категории», и создание самого большого общего рынка застопорилось. Можно полагать, что влияние НАФТА на расстановку сил в мировой геополитике (прежде всего через экономику) будет возрастать.

МЕРКОСУР создана в 1991 г. Первоначально в нее вошли Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай и Венесуэла.

Чили, Колумбия, Эквадор, Перу, Гайана и Суринам в настоящее время имеют статус ассоциированных членов. Мексика и Новая Зеландия квалифицируются как официальные наблюдатели.

Присоединение к группе в 1996 г. Чили значительно изменило ее геополитический облик: она вышла в тихоокеанский регион, возросли ее политические и экономические возможности, потенциал противостояния мегаблокам.

Название союза Меркосур переводится с испанского как «Рынок Южного конуса» (это общепринятое название части территории Южной Америки, расположенной южнее 18°южной широты). «Рынок Южного конуса» – межгосударственное экономическое объединение стран Южной Америки. В него входят Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Венесуэла, а в качестве ассоциированных членов – Чили, Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу. Официальные наблюдатели – Мексика и Новая Зеландия. Первым шагом к созданию объединенного рынка на континенте послужило соглашение о свободной торговле, подписанное Аргентиной и Бразилией в 1986 г. Стратегическая цель МЕРКОСУР – создание объединения, способного гарантировать экономический рост его участников на основе интенсивной взаимной торговли и эффективного использования инвестиций, а также повышение международной конкурентоспособности экономик субрегиона.

Так что у Латинской Америки есть все шансы для формирования мировой этнокультурной цивилизации восточного типа. Причем это будет не замкнутая в себе цивилизация, а открытая к союзу с другими духовно и идеологически близкими мировыми цивилизациями. Прототипом такого союза может служить межцивилизационное объединение БРИКC (группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика).

Все страны – системообразующие носители, ядра самобытных и одновременно близких по духовным и мировоззренческим основаниям цивилизаций. Можно сказать, что в этом межгосударственном образовании соединяются вековая мощь китайско-конфуцианской, индо-буддийской, латиноамериканской и славяно-православной цивилизаций. С открытием на территории Бразилии мощных месторождений нефти и газа эта группа стран (с учетом природных ресурсов России) может стать самым мощным полюсом мировой экономики. А учитывая, что три страны обладают мощным ядерным потенциалом, можно говорить о возможности формирования в рамках БРИКС второго полюса силы, альтернативного Западу. К тому же все страны группы развивают масштабные отношения с исламским миром, Африкой и Европой.
Отношения с Россией
Отношения между Россией и конкретными странами обладают своей спецификой. Определяющим в их отношениях является тот факт, что Россия и большинство стран Латинской Америки находятся в сходной фазе развития и решают похожие задачи – общественной модернизации, перекройки мирохозяйственных связей. По своему экономическому весу РФ и такие региональные державы, как Бразилия, Аргентина, Мексика, оказались почти в равном положении – к их голосам страны «семерки» прислушиваются, но в расчет почти не принимают. Поэтому государства континента стоят перед опасностью маргинализации в формирующемся мире мегаблоков. Россия и юг американского континента в геостратегическом плане оказываются вне трех полюсов экономического, политического и т.п. развития: североамериканского, западноевропейского и тихоокеанского (наиболее динамичного полюса).

Другой фактор, который объективно сближает интересы РФ и государств Латинской Америки, – незаинтересованность в однополюсном миропорядке, потребность в механизмах сдерживания гегемонистских устремлений в геополитике США. Лидеры стран континента накопили в этом отношении некоторый опыт и все чаще приходят к выводу о необходимости создания общего латиноамериканского фронта борьбы против северного соседа. Так, например, в мае 1996 г. «Группа Рио» (14 наиболее влиятельных государств континента) выступила с резким осуждением закона Хэлмса-Бертона от 12 марта 1996 г., ужесточающего торгово-экономическую блокаду Кубы. «Группа Рио» рекомендовала Межамериканскому Юридическому комитету, а также Международному суду в Гааге дать этому закону правовую оценку.

Со странами Латинской Америки Россию сближает и сходная ситуация стран-должников, усиливающаяся конкуренция на рынках товаров и услуг, близость подходов к проблемам международной безопасности, укрепления режима нераспространения ядерного оружия, урегулирования региональных и межгосударственных конфликтов и др.

Одной из форм диалога России со странами Латинской Америки стали контакты с Организацией американских государств (ОАГ). Эта организация постоянно усиливает свое влияние в процессах политической и экономической интеграции в Западном полушарии. Поэтому статус постоянного наблюдателя в ней, который РФ приобрела в 1992 г., расширяет возможности российского сотрудничества с регионом на многосторонней основе, хотя Вашингтон делает все от него зависящее, чтобы эти возможности ограничить. Почти полувековой опыт работы ОАГ при наличии доброй воли лидеров РФ и ближнего зарубежья, может вполне пригодиться для организации деятельности СНГ.

В перспективе МЕРКОСУР и «союз четырех» (России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии) могут объединить усилия для совместного противостояния на севере континента и в тихоокеанском бассейне. Пока что РФ и латиноамериканские государства находятся вне интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Их стремление активно войти в АТР может стать хорошей основой для взаимной поддержки, совместных действий. Для этого предприняты некоторые ходы: Россия, Мексика, Чили и Перу являются членами Совета Тихоокеанского экономического сотрудничества. Совет объединяет представителей правительственных, научных и деловых кругов и может служить хорошим инструментом для разработки и реализации совместных проектов. Кроме того, Мексика и Чили как члены Ассоциации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) заняли нейтральную позицию при вступлении России в эту организацию свободной торговли и инвестиций.

Большая возможность сотрудничества РФ открывается в сфере новых тонких технологий. В Латинской Америке есть немало покупателей российских технологий, особенно из сферы ВПК, в частности, вооружений. Можно полагать, что именно это встретит наибольшее сопротивление со стороны США. Но южноамериканцы хорошо подстраховали эту программу. Закупки тонких (особенно военных) технологий финансирует Межамериканский банк развития (МАБР) – второй по величине международный банк с уставным капиталом в 4 млрд. долларов. Он спонсирует ассоциацию «Программа Боливар», занимающуюся покупкой тонких технологий. Военная техника – одна из немногих на сегодняшний день конкурентноспособных статей российского экспорта. Спрос на нее в регионе, особенно в Бразилии, Перу, Колумбии, очень велик. Армии этих стран активно реформируются, технически переоснащаются. Значит, это начало цепной реакции, стимул для военных реформ в других странах континента.

Пока же объем торговли РФ со странами Латинской Америки сравнительно невелик – около 1 % общего внешнеторгового оборота России. Наибольший удельный вес приходится на торговлю с Кубой. В российско-кубинских отношениях сейчас преобладает прагматическое начало, учитываются геополитические интересы России. Но не всегда Россия выдерживала нажим со стороны США. Так в 2001 г. под давлением Вашингтона Россия ушла из Лурдеса.

Куба может рассматриваться Россией как надежный торговый партнер с большими возможностями и как мост (ворота) на север и юг западного полушария.

Хорошие перспективы укрепления всесторонних связей имеются у России с Мексикой, особенно в области газовой и горнодобывающей промышленности, энергетики и транспорта, в аэрокосмической сфере.

Укрепляются связи России с Венесуэлой. Наиболее полными отношения России с Венесуэлой были с 1975 по 1991 гг., когда действовало известное соглашение о сотрудничестве между СССР, Венесуэлой и Кубой в поставках нефти. В 1996 г. в Венесуэлу нанес визит Министр иностранных дел России Е. Примаков. Он вывел двустороннее сотрудничество на качественно новый уровень. Подтверждение этому – возобновление деятельности нефтяного четырехугольника Россия – Венесуэла – Куба – Европа. Венесуэла вновь поставляет нефть на Кубу, а Россия – в Европу. Координация поставок нефти и газа особенно важна во время падения цен на энергоносители.

Другим хорошим геополитическим ходом во время того же визита в Латинскую Америку было провозглашение концепции многополярного мира. На этот призыв сразу же откликнулось руководство Колумбии, которое пригласило РФ вступить в международную группу государств «друзей Колумбии» (в нее уже входят Испания, Венесуэла, Мексика и Коста-Рика).

Один из старейших и крупнейших торговых партнеров нашей страны в Латинской Америке – Аргентина. Связи с этой страной за 1996 – 1998 гг. значительно усилились. Товарооборот возрос в два раза. В перспективе – усиление сотрудничества в области атомной энергетики, тонких научно-технических технологий и космоса. Расширяется также сотрудничество на региональном уровне.

Бразилия проявляет интерес к сотрудничеству в сфере вооружений.

Итак, видно, что геополитические контакты России с южноамериканскими странами идут «вглубь», переходят на уровень регионов.

Геополитика в регионе
В настоящее время Соединенные Штаты занимают гегемонистское положение в абсолютном большинстве стран Латинской Америки. Континент постепенно втягивалась в геополитическое поле США. Современные политические процессы в регионе весьма сложно понять без учета фактора США.

В качестве ключевых факторов отметим следующее.

В конце 1823 г. обращение к Конгрессу президента Соединенных Штатов Джеймса Монро получила название доктрина Монро. Эта доктрина была разработана на заседаниях американского правительства в связи со слухами об угрозе интервенции со стороны Священного Союза (Россия, Австрия, Пруссия) в Латинскую Америку с целью восстановления былого господства Испании в ее американских колониях. Такой знакомый нам сегодня надуманный предлог был использован США для утверждения своей гегемонии в южном полушарии континента.

Предполагалось, что американские континенты ввиду свободного и независимого положения, которого они добились и которое они сохранили, не должны рассматриваться впредь в качестве объекта для будущей колонизации любой европейской державы. Обосновывался принцип разделения мира на европейскую и американскую системы. США объявляли свои преимущественные права на американский континент перед европейцами, а также контроль за внешней политикой латиноамериканских государств.

В начале ХХ века Вашингтон выдвигает концепцию панамериканизма, суть которой излагалась в специальном меморандуме Государственного департамента США. В документе подчеркивалось: «установить и поддержать республиканские конституционные правительства во всех американских государствах, наблюдать за свободным отправлением народами своих общественных и гражданских прав». Меморандум Лансинга получил характеристику как «панамериканизация доктрины Монро». В 1914 г. президент США В. Вильсон огласил первый проект т.н. «панамериканского пакта». Важнейшими его положениями были тезисы «о взаимных гарантиях политической независимости при республиканской форме правления и взаимных гарантиях территориальной целостности». Фактически США получали «легитимное» право на интервенцию в случае любых социально–политических трансформаций в странах Латинской Америки, которые в Вашингтоне могли бы квалифицировать как угрозу республиканскому строю.

«Преимущественные права» США, провозглашенные в доктрине Монро, реализовались и в ХХ в. и в настоящее время.

Спустя более 150 лет США, действуя точно так же, сперва организуют «независимое государство», и не только в Латинской Америке, но и в Африке, на Балканах, в Восточной Европе или в другой геополитической точке планеты, а затем вводят туда свои «миротворческие» войска.

О решении осуществлять функции «международной полицейской силы» (сначала применительно к странам Латинской Америки) США объявили еще в 1895 г. (доктрина госсекретаря Р. Олни), подтвердили в 1904 г., когда президент Т. Рузвельт прямо заявил, что в Западном полушарии приверженность Соединенных Штатов доктрине Монро может заставить их, в случае внутренних беспорядков и бессилия в латиноамериканских странах, осуществлять функции «международной политической силы». В начале XX в., реализуя эту функцию, США организуют многочисленные интервенции на Кубу, в Мексику, на Гаити, в Доминиканскую республику, Никарагуа, Панаму и другие страны.

Начиная с 1950-х гг. и до конца второго тысячелетия вмешательство США в жизнь стран континента практически не прекращалось: национально-освободительное движение в Латинской Америке, в первую очередь, было направлено против США и его ставленников. Это про бывшего диктатора Никарагуа Франклин Делано Рузвельт сказал: «Самоса – сукин сын, но наш сукин сын».

Большинство латиноамериканцев резко отрицательно относятся к доктрине Монро. По словам бывшего президента Гондураса П. Бонилья, даже упоминание об этой доктрине считается в странах Латинской Америки оскорблением их достоинства и их суверенитета и в то же время угрозой их независимости.
Made on
Tilda