8.2

«Европа незападная»: направление политических процессов в Турции и России

Автор лекции
Виктория Анатольевна Корочкина
доцент, кандидат политических наук
Запрет Партии благоденствия в 1998 г. сыграл важнейшую роль в трансформации турецкого политического ислама, заставив происламские силы отчетливо осознать, что если с исламской программой и можно прийти к власти, то только ненадолго, поскольку наличие таковой дает судебным властям, составляющим оплот секулярности в Турции, возможность инициировать закрытие соответствующей партии.

После 1998 г. политический ислам в Турции стал «деидеологизированной» силой, открыто не выступающей за возврат религии и традиций в систему управления страной. Весьма показательно в этом плане отсутствие идеологического компонента в программе Партии справедливости и развития, где слово «ислам» употреблено только дважды: один раз в контексте исламского культурного наследия, второй – когда речь идет об особом внимании, которое партия уделяет развитию двусторонних отношений с исламскими странами. Сама политическая платформа АКР более чем демократическая, нацеленная на утверждение в стране либеральной политической системы.

По сути, современный политический ислам в Турции действует так: ратуя за развитие гражданских прав и свобод, а также демократических институтов, он создает необходимую базу для того, чтобы не только прийти к власти, но и удержать ее.

Последнее нынешнему политическому исламу будет сделать существенно легче, чем Эрбакану, в силу той экономической трансформации, которую переживает сегодня Турция, трансформации, сопровождающейся быстрым ростом региональной экономики в противовес старым экономическим центрам – Стамбулу и Измиру. Опираясь на эту экономику и расширяя ее, Партия справедливости и развития укрепляет свою власть и ослабляет позиции «белых турок», представляющих секулярную часть турецкого общества.

Замечание Эрдогана, что «Турция растет на плечах "анатолийских тигров"», как нельзя лучше описывает роль новой турецкой экономики в жизни страны.
«Анатолийские тигры»
«Анатолийские тигры» – сравнительно новые предприятия и бизнес-структуры, возникающие в турецких провинциях с 1980-х гг.. Им присущи такие черты, как оторванность от центров секуляризации, отсутствие прямой связи с республиканской элитой и ее экономическими интересами, вытекающее отсюда отсутствие «льготных» входов в центральную систему управления с ее огромными государственными заказами, а также характерный для провинций, не затронутых модернизацией, традиционализм в ведении дел, отвечающий принципам «исламской экономики».

В 1990 г. была создана организация, объединившая большую часть «анатолийских тигров», – Ассоциация независимых промышленников и предпринимателей Турции. Будучи экономической, а не политической структурой, MUSIAD, в отличие от Партии справедливости и развития, может не скрывать свои исламские корни.

Отметим, что и в инновационной политике Турция придерживается особой модели, которую можно назвать исламской.
Ассоциация независимых промышленников и предпринимателей Турции
Приход к власти Партии Справедливости и Развития
Турецкий электорат постепенно был подготовлен к мысли о необходимости голосовать за новые политические силы, одной из которых и стала созданная 14 августа 2001 г. из осколков «Рефах» и «Фазилет» новая партия происламского толка – Партия Справедливости и Развития. В своей первой предвыборной программе партия практически не поднимала вопросов на религиозную тему. Она позиционируется как партия «мусульманской демократии», или партия «консервативного толка». Призывая общественность к демократии и борьбе за права человека, она создает видимость близости к политическому центру. Основными положениями стали: вступление Турции в Европейский Союз (тем самым была перехвачена инициатива в этом вопросе у традиционно «прозападных» партий и армии), программная поддержка нового – вне олигархического капитала – турецкого бизнеса, группирующегося вокруг Независимого союза промышленников и предпринимателей (НСПП).

Размытие различий между программами ПСР и «светских» партий принесло ей дополнительные голоса колеблющихся избирателей, а европейский вектор развития и призывы к борьбе с коррупцией – мелкого и среднего бизнеса. Как следствие, ее уверенная победа на парламентских выборах 2002 г. (34,3 %) и подтверждение поддержки избирателей на выборах в местные органы власти в 2004 г. (43,4 %).
Снижение роли армии
В соответствии со своими предвыборными обещаниями на вступление Турции в Европейский Союз, более того, в удовлетворение требований ЕС провести структурные преобразования вертикали власти в стране и реформы военно-гражданских отношений, Эрдоган запустил механизм по постепенному, в рамках действующей Конституции, снижению роли армии во внутриполитической жизни страны:

  • Сокращено число мест в Совете национальной безопасности, отводимых военным.
  • Принята конституционная поправка о юридически необязательном, а лишь совещательном характере решений, выносимых СНБ.
  • Предоставлена возможность опротестовывать в суде законы времен военной диктатуры.

Еще одним фактором, значительно сужающим поле для политического маневра турецкой армии, явилось то, что традиционно секулярные партии, возглавляемые лидерами старой школы, все еще переживают идеологический кризис, и оказались неспособны ни расширить свой электорат, ни объединиться, даже перед лицом угрозы непрохождения в парламент.

Отметим также и некоторое охлаждение отношений между турецким генералитетом и партиями националистического толка, например, с Партией националистического движения. Так, после смерти А. Туркеша в 1997 г. в руководящее звено партии вошло много функционеров, далеких от армии. Через некоторое время на их отношениях с генералитетом начало сказываться еще и наложение у партийных активистов националистических и исламистских взглядов.
На июльских выборах 2007 г. правящая Партия Справедливости и Развития впервые в турецкой истории еще больше усилила свои позиции: если в 2002 г. за нее отдали свои голоса 34,3 % избирателей, то в 2007 г. – уже 46,7 %. Оппозиция оказалась представлена в парламенте только левоцентристской Народно-республиканской партией (НРП, лидер – Дениз Байкал) и крайне правой Партией Националистического движения (ПНД, лидер – Девлет Бахчели).

ПСР хоть и не обеспечила себе квалифицированного большинства в 550-местном парламенте – только 341 мандат вместо 367, необходимых для рабочего кворума и избрания президента уже в первом туре выборов, она все же получила возможность провести на этот пост своего кандидата – Абдуллу Гюля.

Таким образом, после парламентских и президентских выборов 2007 г. посты президента, премьер-министра и спикера парламента заняли представители правящей Партии Справедливости и Развития.
Эргенекон и операция «бальоз»
20 октября 2008 г. в Турции стартовал судебный процесс по делу «Эргенекона» – тайной организации националистической направленности, членами которой являются представители политических и общественных организации разного толка, профсоюзные лидеры и активисты, журналисты, преподаватели и ректоры университетов, а также отдельные высокопоставленные руководители внутри вооруженных сил и органов безопасности Турции. Организации инкриминировалась подготовка свержения действующей власти, в ходе которого было арестовано несколько сотен человек. Этот процесс стал показателем перехода ПСР к наступательным действиям по отношению ко всем своим оппонентам. Несмотря на то, что многие в Турции все еще рассматривают процесс против «Эргенекона» как ответный удар исламской партии по светским силам за обвинение ПСР в подрыве устоев кемализма, налицо была растущая поддержка гражданами Турции действий Эрдогана.

Такие настроения в обществе заставил генералитет Турции выступать с критикой действий властей еще более осторожно. А 20 января 2010 г. было инициировано новое судебное разбирательство, направленное против армии. Этот план, разработанный еще в марте 2003 г. под руководством командующего Первой полевой армией генерала Четина Догана, состоял из пяти этапов, включал взрывы в двух стамбульских мечетях, крушение турецких самолетов над Эгейским морем с обвинением в этом Греции, распространение слухов о начале войны с ней и введение в стране режима чрезвычайного положения.

Накануне заседания Высшего военного совета Турции, запланированного на август 2011 г. все высшие военные руководители страны – начальник генштаба ВС Турции армейский генерал И. Кошанер, главкомы сухопутных сил, ВВС и ВМС – в знак протеста против продолжения судебных преследований не только бывших, но и действующих военных, подали в отставку.

Тем не менее, 21 сентября 2012 г. 322 офицера и военнослужащих турецкой армии были признаны виновными, большинство из них получили сроки тюремного заключения.
Причины популярности ПСР и её победа в 2011 г.
Вместе с тем, многие аспекты проводимой ПСР политики находят полную поддержку у армии и являются для нее очень привлекательными. Так, генералитет с удовлетворением встретил активизацию пантюркистского вектора во внешней политике Турции. Ряд программ действующего правительства, в частности, касающиеся роли и места вооруженных сил Турции в поддержании внешнеполитической активизации Анкары, расширения масштабов и географии участия в коалиционных военных операциях и миротворческой деятельности, но само главное – долгосрочные планы по широкомасштабному перевооружению и реформированию силовых структур и превращению их в современные, высокомобильные части, встречаются в армейской среде с нескрываемым энтузиазмом. Новым и многообещающим направлением научных и прикладных исследований при участии армии может стать реализация военных и мирных атомных программ Турции. Кроме того, основная часть офицерского состава является выходцами из среднего класса, который, в целом, поддерживает программу ПСР, и с настроениями которой генералитету приходится считаться. Важно также, что впервые в современной истории Турции все командующие войсками – выпускники турецких военных академий, а не американских и европейских, как было ранее.

Основная же причина сохранения популярности Партии Справедливости и Развития, а также поддержки ее со стороны среднего класса, заключается в исключительно благоприятном для правящей партии стечении экономических факторов, которые определили стабильный и заметный экономический рост Турции. Так, рост экономики в 1993 – 2002 гг. составлял 2,6 %, а в период нахождения у власти ПСР – в среднем, около 7 % в год.

Уверенная победа Партии Справедливости и Развития на парламентских выборах 12 июня 2011 г., получившей 325 депутатских мандатов из 550, свидетельствует об уровне ее поддержки в обществе и позволила ей продолжить активное реформирование турецкой армии под свои интересы.
«Есть у революции начало, нет у револющии конца»
7 июня 2015 г. на парламентских выборах правящая Партия справедливости и развития получила 40,8 %, однако парламентское большинство потеряла. Действующий премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, будучи лидером победившей партии, так и не смог сформировать правительство в отведенный конституцией 45-дневый срок. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о досрочных парламентских выборах, на которых его партия набрала почти 50 % голосов, получив возможность самостоятельно сформировать правительство, не вступая в коалицию с конкурентами.

Рано или поздно в повестку дня встанет вопрос о новой конституции.

В складывающихся в стране условиях вероятность «фисташковой революции» не исчезла.

В последнее время Турция испытывает и серьезные экономические трудности. Национальная валюта в 2015 г. просела в полтора раза, в сентябре преодолен психологический барьер в три турецкие лиры за доллар.

Начиная с 2010 г. наблюдается стабильный торговый дефицит, причем разрыв между экспортом и импортом увеличивается. Снижение уровня иностранных инвестиций. Выправлению платежного баланса Турции не помогают даже снизившиеся цены на углеводороды.

В стране растет безработица, настроения турецкого бизнеса близки к депрессивным. Специалисты полагают, что главные экономические проблемы страны еще впереди и не исключен «греческий сценарий».

События в Сирии и сбитый российский СУ-24, помимо прочих экономических последствий, привели к закрытию темы по поводу «Турецкого потока» и АЭС «Аккую».

Made on
Tilda