4.3

Проблема политического развития современного Китая

Автор лекции
Виктория Анатольевна Корочкина
доцент, кандидат политических наук
Китаю, в отличие от России, удалось создать работающий механизм смены власти. При этом у них был очень большой отрицательный опыт перед реформами. Но не в пример нам, китайцы этот опыт усвоили. В Китае геронтократия в эпоху Мао привела к тому, что власть застыла. Начиная с Дэн Сяопина было установлено: по достижении определенного возраста (для каждого эшелона власти он свой) человек должен уходить на пенсию. На высшие посты избираются только люди в возрасте чуть за 60.

Поколение Дэн Сяопина спокойно ушло от власти. Поколение Цзян Цзэминя тоже спокойно ушло от власти. У лидера Ху Цзиньтао тоже был преемник. Заранее было известно, что на съезде партии в 2012 г. вице-председатель КНР СиЦзиньпин станет генеральным секретарем. В Китае сейчас есть рейтинговая система внутрипартийного отбора лучших и практика конкурсного замещения чиновничьих должностей низшего и среднего звена. Они тянут наверх лучших. У нас этого нет.

В Китае процесс обсуждения разных вариантов политической реформы привел к выявлению общих положений и сумму конкретных подходов:

  • Во-первых, признание важнейшим содержанием политической реформы построение правового государства.
  • Во-вторых, стремление обеспечить плавный и безболезненный переход от старой политической системы к новой.
  • В-третьих, предельно осторожный подход к введению представительной демократии и всеобщих выборов.
В идеале речь идет о поступательном процессе, ведущем к формированию гражданского общества, которое будет способно стать партнером и оппонентом авторитарной власти. Важной составной частью этого процесса является постепенное перераспределение властных ресурсов между элитой и обществом, в пользу последнего, более справедливое наделение этими ресурсами различных социальных групп, что давало бы возможность действенного учета и согласования их интересов.

Некоторые китайские исследователи в связи с этим говорят о возможности использовать на переходном этапе политического процесса ту модель, которая в свое время сыграла немаловажную роль в экономике при переходе от планового хозяйства к рыночному. Речь идет о так называемой «двухколейной системе», сочетавшей новые, рыночные начала со старыми, плановыми. Известно, что этой модели были присущи немалые недостатки, в частности, она открывала широкие возможности для коррупции. Но вместе с тем она позволяла произвести кардинальные перемены постепенно, без резких шагов, способных обрушить социальную и политическую стабильность. Создание «смешанной демократии», по примеру смешанной экономики могло бы стать важным промежуточным звеном в переходе от тоталитаризма через авторитаризм к правовому государству и демократическому гражданскому обществу.

По мере становления рыночной экономики, примерно с середины 90-х годов прошлого века и особенно в начале нынешнего века политические и хозяйственные элиты начали вступать в сложное взаимодействие. Стала усиливаться их совокупная мощь. Интересы общества все более подчинялись корпоративным интересам. Бизнес-элиты в возрастающей степени воздействуют на конкретные акции правительства, добиваясь выгодных для себя решений.
капитализм связей
строй основывающийся не на законах рынка, а на смычке властной и хозяйственной элит, скрепляемой родственными, брачными, приятельскими и иными узами
В своем крайнем воплощении эти тенденции могут привести даже к возможному перерождению общественно-экономического и политического строя Китая в так называемый «капитализм связей». Этот строй будет основываться уже не на законах рынка, а на смычке властной и хозяйственной элит, скрепляемой родственными, брачными, приятельскими и иными узами. Такие коррумпированные режимы имели место в целом ряде стран Азии (на Филиппинах, в Индонезии).

Чтобы не допустить такого исхода власть в Китае должна быть предрасположена к собственной трансформации, в том числе и к распространению реформ на те области, которые искони считались ее внутренним доменом.

Политический процесс в стране зависит от качества китайской политической элиты. В отличие от российской, она является националистической в лучшем смысле этого слова. Она осознает свои обязанности перед народом, видит свою цель в процветании народа, ее невозможно заставить действовать вопреки национальным интересам. При этом в Китае коррупции в чиновной среде меньше, чем у нас. Конечно, жадный чиновник – «таньгуань» – понятие в Китае историческое. Но и борьба с ним идет реальная.

В Китае за последние годы неизбежная и, до определенной степени, продуктивная социальная дифференциация стала все больше перерастать в поляризацию. Возникли беспрецедентные не только в истории Китая, но и в мире разрывы между социальными стратами, социальными группами, между городом и деревней, между богатыми и бедными, между приморскими и внутренними регионами. Чем дальше продвигается экономический рост, тем глубже становятся эти противоречия, угрожая устойчивому развитию общества и страны.

Появление в обществе социальных групп с существенно расходящимися интересами, с одной стороны, в случае серьезного противостояния, не находящего разрешения узаконенным способом, может подорвать общественную стабильность. С другой стороны, оно не только благоприятствует вызреванию объективных условий для демократии, но и создает ее реальных субъектов, способных осознавать свои интересы и добиваться их реализации политическими средствами. Раньше, при гомогенной экономической, социальной и политической организации общества нужды в демократических механизмах, по большому счету, и не было.
После того, как стало понятно, что огромное количество людей перегружает земельные, водные и энергетические ресурсы страны, руководство страны законодательно ограничил количество детей в семье в 1970-х гг.

Политика «одна семья – один ребенок» дала Китаю возможность совершить мощный экономический рывок вперед. Благодаря такому курсу они сэкономили колоссальные средства. За 40 лет было предотвращено появление на свет более 400 млн. чел. Среднее количество детей, рождённых одной женщиной в течение жизни, в Китае снизилось с 5,8 до 1,8. Кстати, в Китае всегда было сложнее жениться, чем выйти замуж.

А сейчас ситуация действительно обостряется. Как это будет решаться?

  • Во-первых, в Китае очень терпимое отношение к гомосексуализму.
  • Во-вторых, раньше в Китае было принято жениться до 30 лет.

Сейчас – особенно в городах – полно одиночек. Они там прекрасно проводят время и не женятся. Культура меняется. Так что пока это не такая страшная проблема. Но, конечно, количество преступлений на сексуальной почве, краж невест увеличивается. В конце концов Китай ощутил резкое сокращение трудоспособного населения. Китай вынужден изменять политику «одна семья – один ребенок». В 2013 г. власти позволили иметь парам двух детей – в том случае, если один из супругов был единственным ребенком в семье. Однако с тех пор трудоспособных граждан стало меньше еще на 3,7 млн. чел. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в марте этого месяца заявил о намерении всем супружеским парам иметь двух детей. И еще: раньше на Тайване тоже была такая политика. Потом они попытались ее изменить. Но не получилось. Город привык к однодетной семье, и люди элементарно не хотят рожать.
Одна семья- один ребенок
Политика «одна семья – один ребенок» дала Китаю возможность совершить мощный экономический рывок вперед.
Перенос в чистом виде на китайскую почву иноземных политических институтов маловероятен и по другой причине. Китайская культура, причем отнюдь не только политическая, но и духовная, и бытовая, и языковая устроена таким образом, что она не терпит прямых заимствований. Она их переиначивает, китаизирует. Поэтому Китай, скорее всего, будет постоянно искать и находить свои специфические пути политической и социальной демократизации, наиболее соответствующие его культурно-историческим традициям, его национальной специфике, гигантским масштабам его населения и колоссальным внутренним различиям.

Так, в Китае заинтересовались распространенным на Западе, больше всего в некоторых кругах левых интеллектуалов, идеям «делиберативной демократии». Это стало своеобразной реакцией на ущербность либеральных концепций демократии. Важно, что совещательная демократия применима до выборов, в процессе выборов и после выборов. К тому же правом совещательного голоса в принятии решений могут пользоваться не только элиты, но и рядовые граждане.

Сегодня идеи совещательной демократии не только достаточно широко обсуждаются в китайской печати, но и находят практическое применение, в частности, на низовом уровне.

Первостепенное значение для судеб политического режима в Китае имеет опора существующих и будущих политических институтов на привычные для Китая ценностные ориентации и этические нормы.

Поэтому политическая реформа, которая ставила бы своей задачей одни лишь институциональные перемены, не затрагивая нормы морали и нравственности правящей элиты, вряд ли имеет в Китае шансы на успех. Предлагается даже возродить конфуцианские заповеди «мудрого правления».

По сути, можно считать, что определенное движение высшего руководства страны в эту сторону на деле происходит и, вероятно, будет усиливаться.
Китай активно включен в процессы глобализации. Руководство страны провозгласило о неразрывной связи рыночных реформ с открытостью. Приходится преодолевать консервативное сопротивление реформистскому курсу внутри страны. Происходит совершенствование инвестиционной среды для привлечения иностранного капитала. Благодаря процессу глобализации многие внутренние нормы и институты приводятся в соответствие с международными стандартами. Исчерпание ресурсов, давших в свое время старт китайскому «экономическому чуду», приводит к осознанию того, что необходим поиск новых источников роста. Научно-технический прогресс способствует тому, что новейшие технологии приводят к оптимизации функционирования государственного аппарата и развитию гражданского общества. Однако демократизация авторитарного режима в Китае – вовсе не предрешенный факт.

Современное китайское руководство способно учиться, извлекать уроки из своих собственных и чужих ошибок и в большинстве случаев своевременно принимать меры для предотвращения или смягчения грозящих опасностей.
Made on
Tilda