4.2

Проблема политического развития современного Китая

Автор лекции
Виктория Анатольевна Корочкина
доцент, кандидат политических наук
Современный политический режим в КНР можно охарактеризовать как «посттоталитарный, технократический неоавторитаризм». Это определение означает, что власть в Китае сократила, по сравнению с тоталитаристским прошлым, свое абсолютное присутствие в некоторых областях общественной жизни (например, в образовании, культуре, социальном обеспечении, здравоохранении), но использует все унаследованные от прошлого ресурсы для стимулирования экономического роста, наращивания национальной мощи и сохранения политического контроля над обществом. При этом идеологическая индоктринация как средство мобилизации отходит на второй план, а приоритет получают технократические методы принятия решений и их исполнения.

Режим доказал свою действенность в достижении поставленных целей, сохранив при этом необходимую для этого политическую и социальную стабильность. Тем не менее накопление неизбежных при таком курсе негативных социальных, экологических и иных эффектов, среди которых едва ли не первое место занимает повальная коррупция, настоятельно ставят в повестку дня проведение сущностных преобразований самого политического режима.

На практике, в целях недопущения подрыва политической стабильности, китайское руководство в случае необходимости прибегает к уголовному преследованию лиц, выступающих против государственной власти. Оно совершенно справедливо исходит из того, что политическая нестабильность подорвет развитие экономики, приведет к краху «политику реформ и открытости».
Сравнение современного Китая с той же Индией по кроссвременным экономическим показателям свидетельствует о том, что «просвещенный авторитаризм», который решает национальные задачи, более эффективен, чем демократия. В условиях отсталой и нищей страны практика – не только китайская, но и многих стран Южной Америки, Африки и Азии – показывает: преждевременное введение демократии ведет лишь к усугублению проблем. В китайской конкретной ситуации авторитаризм оказался эффективнее, чем демократия. Демократия в Китае могла бы привести к гораздо более худшему результату, чем в Югославии или в России. Она просто расколола бы страну.

В течение долгого времени политические системы Тайваня и КНР были не только партократическими, но и военно-контрольными. Первые лица партийной иерархии одновременно возглавляли вооруженные силы. В КНР на значительный период времени закрепились в политической системе возникшие в качестве временных органов в последний период гражданской войны военно-контрольные комитеты. Система военного контроля повсеместно возродилась и расширилась в годы «культурной революции» 1966 – 1976 гг., когда практически были подвергнуты слому конституционный государственный аппарат страны и уставные органы партии и общественных организаций. В свою очередь на Тайване в период военного противостояния с КНР большие полномочия, далеко выходящие за пределы его компетенции, получил штаб Тайваньского гарнизона. Режимы по двум сторонам Тайваньского пролива были долгое время и мобилизационными, сохраняя некоторые их остаточные черты и сейчас. Тайвань находился в мобилизационном режиме, ожидая вторжение с материка и строя при Чан Кайши нереальные планы возвращения всего Китая под власть Гоминьдана. КНР с момента своего образования находилась в постоянном мобилизационном режиме в силу противостояния США (в том числе и военного противостояния в Корее), а затем и Советскому Союзу. Кроме того, мобилизации всех ресурсов и сил народа требовали различные амбициозные программы руководства КПК и КНР. Разумеется, в таких условиях ни на Тайване, ни в КНР серьезного значения развитию демократических институтов не придавалось.
В настоящее время на территории Китая мы фиксируем три политические системы (при четырех правовых системах):

  1. Китайская народная республика, являющаяся республикой советского типа.
  2. Китайская Республика на Тайване – не признаваемая мировым сообществом президентско-парламентская республика, совершившая переход от однопартийной диктатуры к многопартийной демократии.
  3. Особые административные районы, самоуправляющиеся единицы с отличными от материковой части страны политическими институтами.
Рано или поздно неизбежно встанет вопрос об интеграции всех существующих на территории Китая политических систем. Очевидно, что главной доминантой этого процесса будет развитие политических институтов материковой части КНР. В настоящее время политического руководство КНР озадачено в первую очередь сохранением социально-политической стабильности. Следовательно, трудно ожидать в ближайшем будущем серьезных изменений в политической системе КНР, которая, впрочем, не исчерпала еще своих возможностей в эффективном обеспечении экономического развития страны, ее модернизации, позиционировании Китая на международной арене в качестве Великой державы.
Тайвань
В течение почти сорока лет – с 1950 г. по 1988 г. – в Тайване существовал жесткий авторитарный режим, который контролировал не только политическую, но и экономическую жизнь общества.
Интересно отметить, что репрессивные методы правления берут на свое вооружение и партии, являющиеся по своей природе антикоммунистическими. Так, в течение почти сорока лет – с 1950 г. по 1988 г. – в Тайване существовал жесткий авторитарный режим, который контролировал не только политическую, но и экономическую жизнь общества. Это обеспечивалось однопартийной системой Гоминьдана. Всякое проявление оппозиционности, как, например, создание других партий, газет и журналов, независимых от правительства, жестоко подавлялось. Представительные органы власти отсутствовали, функции Национального собрания были чисто номинальными. По своей организационной структуре Гоминьдан был похож на КПСС: строгая централизация, культ вождя Чан Кайши, который был похож на культ личности Сталина и Мао Цзэдуна. Например, все основные экономические проекты осуществлялись по инициативе и под руководством высших органов Гоминьдана и назначенного ими правительства. Именно они вырабатывали стратегию экономического развития, в том числе четырехлетние, шестилетние и десятилетние планы, в ходе реализации которых строились приоритетные объекты, находили средства, особенно в 1950 – 1960 гг., для их сооружения, определяли политику преобразований в сельском хозяйстве, проводили, в частности, аграрную реформу.

Только после создания серьезной экономической базы началась демократизация политической и общественной жизни Тайваня. На это ушло почти сорок лет, а на острове тогда проживало немногим более двадцати миллионов человек.
коммунистическая партия китая
Компартия Китая – самая большая политическая партия в мире (после роспуска КПСС).
Компартия удерживает власть в Китае, т.к. в глазах народа у нее есть право править. Почему? Долгое время это объяснялось тем, что именно компартия освободила Китай от иностранного влияния. Сейчас подавляющее большинство китайцев тоже не видит в своей стране другой власти, кроме власти авторитарной. Пусть она жестко держит бразды правления, но приносит конкретные результаты для населения. Она удовлетворяет его национальное самолюбие. Китай поднимается, Китай объединяется: Гонконг вернулся, с Тайванем отношения улучшаются. Она удовлетворяет его материальные потребности: уровень жизни ощутимо растет. В силу этого власти КПК в обозримой перспективе ничего не угрожает. Но нерешенных проблем еще очень много. В будущем все будет зависеть от способности компартии держать руку на пульсе. Отметим только одно: на момент начала реформ Дэн Сяопина стартовые условия в Индии и Китае были примерно одинаковыми. Сейчас Индия – самая большая в мире демократия. Индийцы развиваются, но не могут справиться ни с нищетой, ни с голодом. не могут они установить контроль над рождаемостью. Китай все это сделал.

Весьма расхоже мнение о том, что Китай, в отличие от Советского Союза, стал сперва реформировать экономику и лишь затем, спустя десятилетия, стал подумывать о реформе политического устройства, является неверным.

На самом деле, без определенной зачистки наследия «культурной революции» и иных маоистских политико-идеологических постулатов рыночные реформы в экономике были бы невозможны. Другое дело, что экономические преобразования в силу разных причин пошли куда дальше, а с определенного момента и значительно быстрее, чем политические.

Главное содержание китайского модернизационного проекта – экономическая реформа, проведение которой невозможно без сильной крепкой власти. Изменения в политической области также необходимы, но они должны быть постепенными и соответствовать наличной в каждый данный момент экономической ситуации.

Главными целями политических преобразований на ранней стадии реформистского курса были:

  • Предотвращение возможностей изменения этого курса, придание власти способности проводить его в течение достаточно долгого исторического срока
  • Устранение некоторых дефектов в управлении самой правящей партией
  • Стремление не допустить возврата к диктаторскому режиму, породившему «большой скачок» и «культурную революцию». Предусматривалось также омоложение и ротация партийного руководства, чтобы избежать застоя и геронтологического маразма.

Поскольку коренной порок китайской политической системы Дэн Сяопин видел в чрезмерной концентрации власти, постольку в августе 1980 г. он провозгласил курс на борьбу с патриархальностью и бюрократизмом, на учреждение коллективного руководства, отмену пожизненного пребывания на руководящих постах, размежевание функций партии и правительства.

Устав партии, утвержденный в 1982 г. XII съездом КПК, восстановил регулярность проведения партийных форумов, отменил порядок пожизненного пребывания на руководящих постах, ввел практику периодического обновления руководства. Вместе с тем более радикальные предложения, чреватые ослаблением позиций руководящего ядра партии, такие, например, как перемещение центра принятия решений от Политбюро ЦК КПК или его Постоянного комитета к ежегодным съездам партии, были отвергнуты.

На короткий период сосредоточение в руках одного лица партийной, государственной и армейской власти было отменено. Однако вскоре все вернулось на круги своя, и уже Цзян Цзэминь, а за ним и Ху Цзиньтао, стали совмещать высшие государственные, партийные и военные должности. Попытка отделить от партийного руководства руководство армией также не удалась. Тем самым была закреплена ситуация уникальная, не имеющая аналога ни в одной из стран мира.

Определенные изменения в начале 80-х годов произошли и за рамками правящей партии. Устранялось анархическое, антиправовое наследие «культурной революции». Были введены прямые выборы в собрания народных представителей административных единиц от уезда и ниже, а также непрямые – в органы законодательной власти более высокого уровня. Активизировалась законодательная деятельность Всекитайского собрания народных представителей. Провинциальные собрания обрели право принимать региональные законы. Длительность пребывания на высших должностных постах была ограничена двумя сроками.

Возобновилась прерванная на долгие годы политической разрухи деятельность т.н. восьми демократических партий. Однако идея предоставить этим партиям больше возможностей участвовать в реальном политическом процессе поддержки не получила.

В первой половине 80-х годов были сделаны некоторые попытки отделить идейно-политические функции правящей партии от чисто административных функций правительственных органов и хозяйственных функций предприятий. Однако внешние и внутренние условия для осуществления этого курса в 1989 г. резко ухудшились в связи крушением коммунистических режимов в Восточной Европе и подавлением демократического движения в самом Китае. Эти события надолго затормозили политические реформы и стимулировали возврат к еще большей слитности партии и государства.

На пути реформирования политической системы должны сохранятся главные принципы, обеспечивающие поступательность становления демократии в Китае:

  • Экономическому развитию отдается приоритет перед политическим.
  • Поддержание политической стабильности имеет преимущество по сравнению с расширением политического участия.
  • Внедрение демократической системы выборов предваряет расширение гражданских и индивидуальных свобод.
  • Демократии для народа предшествует развитие внутрипартийной демократии.
  • Укрепление государственной мощи ставится на первый план по сравнению с построением гражданского общества.
  • Ведущая политическая культура приоритетна по сравнению с политическими субкультурами.

Поскольку поступательная демократизация политической системы Китая может происходить лишь по инициативе, под руководством и в значительной степени по примеру правящей партии, постольку едва ли не все эксперты очень большое значение придают демократическим изменениям в самой КПК, справедливо полагая, что без таких изменений становление демократического Китая мирным путем вряд ли возможно. Сторонники «элитарной демократии» (цзинъин миньжу) вообще считают единственно правильным продвижение демократического процесса изнутри партии вовне ее и сверху вниз: от Центрального комитета к местным парткомам и, наконец, на низовой уровень.

Спасибо за внимание. В следующей лекции мы обратимся к социально-политическим аспектам внутрикитайского политического процесса.
Made on
Tilda