1.3

Теоретико-методологические основы анализа политических процессов в незападных странах

Автор лекции
Виктория Анатольевна Корочкина
доцент, кандидат политических наук
Модернизация
исторический процесс перехода от традиционного аграрного общества к современному индустриальному обществу
или
совокупность технологических, экономических, социальных, культурных, политических перемен, направленных на совершенствование общественной системы в целом.
Теории политической модернизации – знание, находящееся на стадии развития. Ведь такие разноплановые общества как китайское или бразильское подразумевают междисциплинарный подход, рассмотрения в комплексе экономики, культуры, истории, политических процессов в регионе.
Модернизационная социологическая макротеория была сформулирована в середине XX ст., во время распада европейских колониальных империй и образования большого количества т.н. новых государств в Азии, Африки и Латинской Америке. Перед последними встала проблема выбора путей дальнейшего развития. Программа модернизации ориентации (как ускорение перехода от традиционности к современности)была предложена странам Третьего мира в качестве альтернативы коммунистической.

Четыре этапа становления модернизационной парадигмы
  1. Первый этап – вторая пол. 1950-х – первая пол. 1960-х гг. Это период рождения и быстрого роста модернизационных исследований в классической 20 версии. Оформляется «линеарная», т. е. по западному образцу, модель социальной трансформации. Этой модели присущ универсализм и представление о линейно-поступательном характере общественного развития.
  2. Второй этап – с конца 1960-х по 1970-е гг. включительно. Модернизационная перспектива подверглась критике со стороны конкурирующих теорий (миросистемного анализа И. Валлерстайна и неомарксизма), т.к. выяснилось, что линейно-поступательная модель модернизации не отражает реальных преобразований в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и других регионах мира, которые осуществляли переход от традиционности к современности.
  3. Третий этап охватывал 1980-е гг. – посткритический период возрождения модернизационных исследований. Оформляется «парциальная» (частичная) модель.
  4. Четвертый этап – кон. 1980-х–1990-е гг. – становление неомодернизационного и постмодернизационного анализа в значительной степени под влиянием серьезных трансформаций, произошедших в странах Центральной, Восточной Европы. Оформляется многолинейная модель.

В начале XXI в. модернизационная парадигма продолжает развиваться. Итак, в рамках парадигмы модернизации, было разработано множество теоретико-методологических моделей, применяемых в контексте модернизационной перспективы.

Рассмотрим основные из этих моделей.

Линеарная модель (У.Ростоу, А.Органский, М.Леви, Д.Лернер, Н.Смелзер, С.Блэк, Ш.Эйзенштадт и др.) основана на постулатах необратимости и прогрессивности процесса модернизации, рассмотрения его как революционного, связанного с радикальными и всеобъемлющими трансформациями моделей человеческого существования и деятельности при переходе от традиционности к современности.
Основные положения модели: признание, что модернизация вызывает изменения практически во всех областях человеческой мысли и поведения, порождает следующие процессы: структурно-функциональной дифференциации, индустриализации, урбанизации, коммерциализации,социальной мобилизации, секуляризации, национальной идентификации, распространения средств массовой информации, грамотности и образования, становления современных политических институтов, рост политического участия.

Модель парциальной (частичной) модернизации (М.Леви) основана на структурно-системном подходе и представлении модернизации как длительном переходе от «относительно немодернизированных» к «относительно модернизизированным» обществам. Основные положения модели: во многих обществах модернизированные и традиционные элементы сплетаются в причудливые структуры, которые представляют собой временное явление, сопровождающее ускоренные социальные изменения, но нередко они закрепляются и сохраняются на протяжении поколений. Парциальная модель, как и линеарная, ориентировалась на изучение макромасштабных социальных явлений и процессов. Она поставила под сомнение множество признаков линеарной модели (революционный, комплексный, системный, глобальный, стадиальный, конвергенционный, необратимый характер модернизации).

Многолинейная модель (Э.Тириакьян, П.Штомпки, Р.Робертсон, У.Бек, К.Мюллер, В.Цапф, А.Турен, С.Хантингтона и др.) разработана на базе классических моделей, структуралистских мироцелостных и деятельностного подходов и ориентирована на анализ макросоциальных явлений. Основные положения модели: отказ от односторонней линеарной трактовки модернизации как движения в сторону западных институтов и ценностей; признание возможностей собственных оригинальных путей развития, поворотных точек, в которых в процессе развития может происходить смена маршрута движения; признание конструктивной, положительной роли социокультурной традиции в ходе модернизационного перехода, придание ей статуса дополнительного фактора развития; большее, чем прежде, внимание внешним, международным факторам, глобальному контексту; корректировка эволюционистского телеологизма; историчность подхода; отказ от трактовки модернизации как единого процесса системной трансформации, от жесткого детерминизма любого толка (экономического, культурного, политического, когнитивного и т.д.); осознание некорректности интерпретации модернизации как непрерывного процесса; акцент на комплементарный, взаимодополняющий характер взаимосвязей между различными социальными факторами и системами.

Акторная модель модернизации (Т.Пиирайнен) основана на концепции о фундаментальном сходстве двух революций: французской конца XVIII в. и российской конца XX в. (приведшей к распаду СССР и ликвидации советского социализма), совместном использовании модернизационной перспективы и деятельностного (акторного) подхода в целях объяснения перехода от плановой к рыночной экономике в постсоветской России. Основные положения модели: ориентирована на исследование преимущественно микросоциальных ситуаций и деятельностных практик; не учитывает структурные конструкции, рассматривая их лишь в качестве некоторых условий или импликаций социальных действий. Структурационная модель (Г.Терборн) основана на структурационном подходе, который представляет собой попытку синтеза структуралистской и деятельностной перспектив. Основные положения модели: историческая (социальная) реальность рассматривается как следствие структурирования социальных отношений во времени и пространстве в процессе постоянной интеракции предшествующей структуры и индивидуальной воли; человек обладает достаточно большими возможностями эксплуатации непоследовательностей, несвязностей давящих на него структур, он может выбирать окружающие его контексты, и, таким образом, постоянно формировать и перестраивать свое окружение.

Мировой опыт показывает, что политическая модернизация осуществляется на протяжении длительного периода, в рамках которого общество характеризуется особым качественным состоянием, отличающимся нестабильностью и кризисами. Общей причиной этих кризисов является характерное для переходного состояния общества противоречие между новыми универсальными стандартами и старыми традиционными ценностями, сосуществование новых демократических политических институтов с прежними, рост неудовлетворенности населения.
модернизация и Демократия
Утверждение демократии — не просто результат изощренного торга в кругах элит и «конституционной инженерии». Оно зависит от глубоко укоренившихся ценностных ориентаций народа в целом. Эти ориентации побуждают людей требовать свободы и «обратной связи» со стороны властей — и подкреплять слова действиями, обеспечивающими такой результат. Подлинная демократия — не механизм, который достаточно завести, чтобы он работал автоматически. Ее дееспособность зависит от народа.
Р. Инглхарт
Модернизация – процесс нелинейный. Он не идет бесконечно в одном направлении. Кроме того, приносимые модернизацией перемены не являются необратимыми. Жестокие экономические испытания могут обращать их вспять – как это случилось, например, во время Великой депрессии в Японии.

Социально-культурные перемены зависят от исторического пути развития народов. Ценностные установки становятся результатом взаимодействия движущих сил модернизации и влияния традиции. Этнические и религиозные факторы на деле оказываются весьма живучими. В том, что культурные традиции устойчивы и определяют политический и экономический облик обществ, уверены такие специалисты как С. Хантингтон, Роберт Патнэм, ФрэнсисФукуяма, Уэйн Бейкер, Рональд Инглхарт, Кристиан Вельцель. Но теоретики от К. Маркса и Макса Вебера до Даниела Белла и Олвина Тоффлера утверждают, что подъем индустриального общества сопряжен с чередой культурных перемен, ведущих к разрыву с традиционными системами ценностей. Верны обе точки зрения. Согласно теории модернизации, повышение уровня защищенности жизни ведет к сдвигу по шкале от традиционных к секулярно-рационалистическим ценностям и от ориентаций на выживание к ориентации на самовыражение. Одновременно имеются доказательства правильности веберианской точки зрения на модернизацию, в соответствии с которой религиозные ценности общества накладывают прочный отпечаток. Так, выделяются протестантские страны (общества живут с соответствующим набором ценностей и убеждений), католические страны Европы, конфуцианские страны, православные государства, англоязычные страны, Латинская Америка и государства Африки к югу от Сахары. Таким образом, протестантское, конфуцианское и исламское культурные наследия имеют долговременный эффект, продолжая оказывать влияние на развитие соответствующих обществ даже тогда, когда прямое влияние религиозных институтов незначительно.

Модернизация – вопреки ранним этноцентристским версиям этой теории – не является вестернизацией.

Модернизация не ведет автоматически к демократии, хотя в долгосрочной перспективе она способствует социальным и культурным трансформациям, которые значительно ее приближают. Так что модернизация влечет культурные сдвиги, а они способствуют автономии личности и обусловливают возникновение и успешное функционирование демократических институтов. Демократию приближают определенные культурные условия: преодоление обществом коллективистского и патриархального типа политического мышления, ориентирование на индивидуализм, рационализм и обладание демифологизированным мировосприятием. Возобладание коллективистских настроений и секуляризация политической культуры - спутники и признаки модернизации в целом, суверенизации территориально оформленных политических систем и образования современных национальных культур и языков.

К условиям, способствующим переходу к демократии и дальнейшему ее существованию относится сформировавшаяся национальная идентичность и государственное единство (наличие 26 нации как двуединства современного территориального государства и гражданского общества). Граждане осознают совместную государственную идентичность, а в обществе нет ни раскола, ни стремления к объединению с другими сообществами. 6.

К экономическим предпосылкам демократии обычно относят: 1) продвинутую индустриализацию; 2) распространенную урбанизацию; 3) высокую грамотность; 4) определенное благосостояние; 5) достаточное развитие СМИ. По статистике, в мире нет стран, относящихся к категории демократических, доход на душу населения, в которых был бы ниже 2 тыс.$ в год.

Тем не менее, экономическое развитие - предпосылка, но не гарантия демократии! Существуют недемократические режимы с высоким уровнем экономики и солидными доходами граждан. Скорее всего для демократии важным является формирование массового среднего класса в качестве соц. базы поддержки демократии.

Основная идея модернизации состоит в том, что экономический и технологический прогресс порождают комплекс социально-политических трансформаций, а они, как правило, ведут к радикальным переменам в ценностях и мотивации. Это включает в себя изменение роли религии, карьерных устремлений, уровня рождаемости, гендерных ролей, сексуальных норм. Эти перемены определяют массовый спрос на демократические институты и ужесточение требований к элитам.
В результате, демократия становится все более вероятна, а война – все менее приемлема для народа.
Так, индустриализация инициирует важный этап культурной трансформации и приводит к бюрократизации, рационализации, централизации и зачастую к секуляризации. Развитие постиндустриального общества влечет за собой усиление роли личной автономии и самовыражения. И на том, и на другом этапе происходит изменение отношения людей к власти – но в различных аспектах. На индустриальном этапе происходит освобождение власти от религии, в то время как на постиндустриальном – освобождение человека от явной вездесущности власти.

Исследования приводят к выводу, что экономическое развитие ведет к демократии в той мере, в какой вызывает определенные структурные (в особенности рост сектора знаний) и культурные (прежде всего рост ценности самовыражения) изменения.

Культурные изменения – основное условие появления и выживания демократии. Если культурная почва не подготовлена – происходит подмена понятий. К примеру, «демократический бум» 1987 – 1995 гг. привел к быстрому распространению электоральных демократий. Однако многие молодые демократии изначально стали страдать от коррупции, они не способны обеспечить верховенство закона. Исследователи стали выделять неполноценность «выборных», «гибридных», «нелиберальных» и прочих форм лжедемократии, при которых волеизъявление народа игнорируется политическими элитами, не оказывая значительного влияния на решения властей. Таким образом, следует различать эффективную и неэффективную демократии.
Эффективная демократия
Эффективная демократия определяется не только объемом гражданских и политических прав, закрепленных на бумаге, но степенью уважения этих прав властями.
Модернизация ведет к всепроникающим изменениям в ценностных ориентациях людей, способствуя свободе выбора и самовыражению. В политической сфере это заставляет людей стремиться к установлению демократических институтов, а с развитием общества знания люди становятся все более грамотными, чтобы требовать эффективной демократии. Результат зависит от соотношения сил между элитой и обществом, но в общем и целом успешность модернизации повышает вероятность установления демократии.

Политическая модернизация прежде всего означала суверенность политических систем и конституционность их устройства. Последовательная суверенизация и конституционализация создавали предпосылки для демократизации. Суверенитет предполагает, что на четко определенной границами территории возникает относительно однородный режим властных отношений. С одной стороны выделяется государство, закрепляющее за собой монополию на использование насилия, а с другой – гражданское общество, утверждающее ненасильственную договорную самоорганизацию в соответствии с нормами естественного права и прав человека. Основной закон (конституция) – стоит выше государства и гражданского общества.
демократический транзит
В процессе перехода – или транзита – к демократии обычно различают стадии: - либерализацию - демократизацию - легитимизация - консолидацию.
Либерализация - процесс закрепления некоторых гражданских свобод без преобразования аппарата власти. Авторитарный режим сам ослабляет свой контроль ( либерализация сверху), иногда - в результате давления масс снизу. Это приводит к столкновению различных интересов. Именно конфликт способствует тому, что во избежание гражданской войны, различные группировки правящей элиты заключают формальное соглашение – пакт – об основополагающих правилах политического поведения.

Если пакт предопределяет принятие всеми участниками демократических правил, можно говорить о второй стадии перехода - о демократизации. На этой стадии главное- институционализация, т.е. внедрение новых политических институтов. Ведь неинституционализированная демократия характеризуется редкостью и слабостью имеющихся институтов. А место, не занятое активно функционирующими институтами, занимают активно действующие силы - клановость и коррупция.

Демократизация – (как явление мировой истории) генезис, процессы становления и утверждения современных институтов демократического правления (полиархии); имеет национальное (например, смена авторитарного режима демократически ориентированным в 30 конкретной стране) и международное (территориальное распространение демократии в концепции «волн» демократизации) измерения.

Легитимизация пакта: присоединение к нему новых групп, односторонняя поддержка более широких кругов общества, заинтересованных как в продвижении реформ, так и в сохранении порядка. На этой основе часто возникает такое явление как центризм. Смысл деятельности центристов - на сближение умеренных представителей реформаторов и консерваторов, в поддержании пакта.

Закрепить продвижение демократизации, связанное с основополагающими выборами возможно только путем повторения выборов по тем же правилам и в конституционно установленные сроки несколько раз. После этого можно говорить о вступлении демократизации в завершающую фазу и о консолидации уже современной демократии. До достижения этой стадии ни один режим не может считаться демократическим, но является переходным (транзитным).
Волны демократизации
Концепция в политических науках, суть которой состоит в том, что распространение демократии в мире происходило «волнами», которые затрагивали на своем этапе разные группы стран.
Согласно популярной в политологии теории «волн демократизации» полиархии формировались в три этапа, причем на каждом из них этот процесс затрагивал разные группы стран, а за расширением ареала демократии следовал откат демократизации.

С. Хантингтон в кн. «Третья волна. Демократизация в конце XXв.» (1991 г.) дает след.датировку:

  1. первая волна - 1828 - 1926 гг., первый спад - 1922 - 1942гг, Первая волна стала нарастать со IIпол. 19 в. и достигла пика незадолго после завершения I мир.войны.
  2. второй подъем - 1943-1962, второй спад - 1958-1975. Вторая волна была стимулирована победой союзников во II мир.войне и процессами деколонизации (до 1960-х гг.)
  3. третий подъем - 1974 и далее.. уже без опыта последнего десятилетия 20 в.Третья волна - началась в сер. 1970-х гг. с падения авторитарных режимов в Португалии, Испании и Греции. Далее она распространилась на часть Лат.Америки (Бразилия, Аргентина, Эквадор, Гватемала, Панама, Чили и др.), Восточную Азию, быв. СССР, страны Центр. и Вост. Европы.
общие принципы демократии
конституционализм, легитимность, свободные выборы управителей, мажоритарность (правление большинства) и уважение к оппозиции, конституционные гарантии индивидуальных прав и свобод.
Большинство проживающих в демократических странах согласны с тем, что главные позиции в демократии занимают право и идея справедливости как высшей степени совместимости различных интересов.

Основной критерий справедливости – максимум свободы для возможно большего числа индивидов.

Цель демократии – достижение предельного разнообразия (плюрализма), привлечение наивысшего количества людей к социальной жизни и распределению общественного продукта.

Демократия не может быть без согласия большинства с главными принципами устройства данного общества, но нет демократии и без конфликта интересов.

Итак, можно вывести общие принципы демократии – конституционализм, легитимность, свободные выборы управителей, мажоритарность (правление большинства) и уважение к оппозиции, конституционные гарантии индивидуальных прав и свобод.

Существуют либеральные, консервативные, популистские, коммунистические и анархистские трактовки демократии; весьма популярны плюралистические и элитарные концепции, идеи прямой и представительной демократии, модели охранительной, развивающей, партиципаторной демократии (демократии прямого участия). К концу XX века возрос интерес к различным националистическим и «цивилизационным» версиям демократии.
Индексы и рейтинги демократии
Количественные измерения уровня демократии в странах мира: «Polity» («Полития») «Freedom House», исследовательские проекты Тату Ванханена, исследовательский проект Фонда Бертельсманна (Индекс трансформации Бертельсманна).
Одной из центральных теорий международных отношений является либерализм и неолиберализм, допускающие, что поведение государства на международной арене в значительной степени определяется качеством его политического режима. Проводились исследования, призванные подтвердить или опровергнуть гипотезу Канта о том, что демократии не воюют друг с другом, а в конфликтах с автократиями являются скорее «жертвами», нежели инициаторами.

В западной традиции исследователей демократии, использующих количественные методы, можно разделить на два лагеря. Одни занимаются разработкой количественных баз данных, разворачиваемых в историческую перспективу. Другие, составляющие большинство, используют базы данных для верификации своих гипотез, будь то гипотезы о «демократическом мире» в международных исследованиях или гипотезы о стабильности демократий в исследованиях политических трансформаций.

В 1960-х гг. в США исследователи приступили к поискам ответов на такие вопросы как:

  • Каковы эмпирические критерии измерения демократии?
  • Как перевести сложные политические явления в формат количественных моделей, не упустив при этом из вида основных сущностных характеристик изучаемых объектов?
  • Как учесть неформальные, внешне не наблюдаемые механизмы функционирования демократии?
  • Каким методам сбора данных и их обработки следует отдать предпочтение?

Изначально использование количественных методов и глобальные сравнения связывалось с надеждой на прорыв в исследованиях демократии. Однако со временем политологи и международники нередко стремились ограничить круг исследуемых случаев тем или иным регионом или группой, стремясь к большей детализации своих выводов, тогда как глобальные сравнения превратились в обособленный сегмент исследований.

В настоящее время, достаточно динамично развиваются оба направления. Наблюдается тенденция к применению комплексного подхода. Так, количественные модели, основанные на данных электоральной статистики, могут сочетаться с применением экспертного знания. Независимо от того, фиксируются ли исходные параметры количественным или качественным путем, их обработка и обобщение носит количественный характер. Переменные, которые отражают тот или иной критерий развитости демократии, обычно агрегируются в комплексные индексы, которые и призваны зафиксировать общий уровень демократичности той или иной страны. По результатам расчетов индексов страны ранжируются, что позволяет сравнивать их друг с другом, а также отслеживать изменения их позиций в рейтинге с течением времени.

Количественные измерения уровня демократии в странах мира:
1. «Polity» («Полития») и проекты «Freedom House» - универсальные сравнения.
2. Исследовательские проекты Тату Ванханена и проект Фонда Бертельсманна (Индекс трансформации Бертельсманна).

Эти проекты пользуются наибольшим международным признанием и считаются отличными от политически ангажированных исследований.
Made on
Tilda